Север в стихах биолога

Огромный – и заслуженный – интерес публики вызвали опубликованные недавно северные рисунки доктора биологических наук Сергея Ивановича Фокина. Поклонникам его творчества будет, наверное, интересно узнать, что он еще и стихи пишет…

С.И. Фокин. Белое море, остров Средний. 2012 г.

С.И. Фокин. Белое море, остров Средний. 2012 г.

“Любой акт творчества (литература, искусство, наука, –  вообще говоря, – жизнь!), если это серьезно, будоражит и действительно преображает (может преобразить!) на мгновенье или на время, или надолго, самого человека в творца, то есть, по сути, – в Бога! Момент преображения настолько пленительный и переворачивающий душу, что эти ощущения требуют повторения. К ним не привыкаешь как к наркотику, хотя сходство, вероятно и есть… Может быть даже главное, что не привыкаешь, и поэтому острота новизны абсолютна и притягательна, и, значит, раз его (творчество) почувствовав, нельзя отказаться от новых попыток. Вдруг ты сам и есть – Бог?! В это никто не верит… Но люди интуитивно хотят сохраниться или сохранить время, – Себя во Времени. У некоторых действительных творцов это получается. Помнят до сих пор немногих – большинство навсегда забыто. Так круги по воде от человека, брошенного судьбой в спокойно-бесстрастные воды Леты, со временем затухают, превращаясь в нечто смутно-художественное – в образ Прошлого, но создают этот образ именно люди”. С. Фокин

Острова. Из цикла Времена года

Как водомерка зеркало воды
Прогнул “прогресс” – мотор бурунит пену
И долго по воде бегут следы,
И гаснут волны, и встают на смену
Их новые и новые ряды…
За островами снова острова.
Их силуэт торжественный неровен –
Среди берез, песка, камней и бревен
Их мхом и соснами покрыта голова.
Все это навсегда. Встает неистребима
Природы жизнь, а мы несемся мимо
И вдаль, и вскользь, и в никуда…
Что города? Что поезда?*
И сами мы – о чем?
К утесу прислонись плечом:
Он тверд и холоден, коль солнцем не согрет,
И здесь пребудет сотни сотен лет,
Пока собранье четырех стихий
Его не сокрушит, сведя на нет.
А мы живем – тепло, уютно, нежно…
Но глупо, в основном, и безнадежно.

* – экивок на Л.Н. Толстого: “Паровозы – зачем? Ехать – куда?”

Залив (памяти друга). Из цикла Человек в пейзаже

Жизнь кончилась. На память пара строк
На камне. И теперь едва ли
Мы встретимся. Не ведомо дорог
за горизонт, за бытие и далее…
Залив лежал у ног, у самых ног
Вода в камнях тихонько ворковала.
И перистыми облаками Бог
Играл… наскучило, – и бросил, как попало.
Мористый берег подставлял им край,
Где сланник камни скрадывал умело.
Над лудами стелился птичий грай…
И вычитанье больше силы не имело.
Двустворкою, впечатанной в песок,
Мы там остались, поделив мысок,
Залив, что простирался в море Белом.
И простенький мотив воды шарманка пела
С отливом отступая на восток.

Белое море (песня). Из цикла Человек в пейзаже

Вот раздался то ли хрип, то ли звук
Будто затрубили в трубу,
И бензина радужный круг
Фиолетит снова губу*.
Через силу тянет движок,
За бортом полощется снасть,
Десять метров книзу, дружок –
Ниже нам с тобой не упасть.
А за лудами – острова,
А вода – до плюс десяти…
Ветер разрывает слова,
Веслами нам не выгрести…
К утру бок коробит топчан,
Винные поры прут из пор,
И кружит, как катер в туман,
Пьяный наш с тобой разговор.
То ли все про пьянку, про баб,
То ли все про лучших друзей…
Каждый тут, кто пьян, – виноват,
Матюга матюг тяжелей…
Снс** заплакал навзрыд,
Лаборантка спит на плече…
Нынче выход в море закрыт.
К утру спирта чай горячей.
В сенях вроде скрипнула дверь,
Из углов доноситься храп…
Если это сон – ты не верь,
Или это явь – кто же прав?…
Через силу тянет движок,
Лампа в пол накала горит.
И луны погасший рожок
Спрятаться в прибой норовит.

*Поморское название узкого залива
**Старший научный сотрудник

Дождь прошел. Из цикла Времена года

Дождь прошел. Сверкнуло солнце.
Блюдца волн бегут на запад.
И в душе (на дне колодца) трепыхается звезда.
Листья медленно кружатся, опускаяся на донце
Опрокинутого неба, нынче, завтра и всегда…
Где-то знаки Зодиака, долгие минуты детства.
Краткие мгновенья счастья – нас связующая нить.
Как во сне растут деревья. Как в кино – стареют люди.
Это – было, это – будет. Этому – уже не быть.
Вот и все? Мы не согласны!
Только кто нас, право, спросит…
И течением уносит с горизонта облака.
Память наметает дюны, засыпая струны сосен
Красным, голубым и желтым – слоем плотного песка.

Сны о счастьи. Из цикла Человек в пейзаже

Мне часто снятся сны о счастьи:
Земля в закатном, ярком свете,
И сосен стайки рыжей масти
Стволами берег моря метят.
В предгорьях – полоса тумана,
Вершины – коркой каравая.
Крупинки чаек, словно манна
Внизу рассыпаны по краю.
Внизу от края и до края –
Земля, и я над ней летаю…

 

About Alexandra

Александра Горяшко, писатель, историк науки. В течение последних 35 лет – внештатный сотрудник Кандалакшского заповедника. 2008-2013 – администратор сайта заповедника. Администратор, автор и редактор сайта "Искусства и ремесла Кольского Севера". Личный сайт: www.alexandra-goryashko.net, почта: alexandragor4@yandex.ru

Leave a Reply

Your email address will not be published.

Are you human or bot? * Time limit is exhausted. Please reload CAPTCHA.