Первые художники Русского Севера. Валериан Емельянович Галямин

Первая статья из цикла, посвященного первым художникам Русского Севера.

Николай Владимирович Вехов

«Почетный вольный общник Императорской Академии художеств»

Портрет поручика Валериана Галямина. 1816 г. Художник Франц Шмитц

Одним из первых, если не первым, среди отечественных художников, на чьих полотнах запечатлён Север, стал Валериан Емельянович Галямин (1794-1855). Получив образование в институте инженеров путей сообщения и прослужив сначала по инженерной части, а потом в свите Его Величества по квартирмейстерской части, в 1823-начале 1826 гг., в чине подполковника, он состоял инспектором классов (помощником директора) училища топографов, но в начале 1826 г. его арестовали по делу декабристов. Вина была пустяковая. Получив 14 декабря 1825 г. от одного из декабристов письмо, которое тот просил отправить по почте, Галямин никуда его не отправил, а сжег, но никому об этом не доложил. Арестованный же декабрист, сообщил о письме на одном из допросов. Галямина арестовали, но ограничились тем, что перевели служить из Петербурга в Финляндию. Видимо, Галямин сразу был направлен на север Финляндии, в Лапландию, поэтому и оказался в Архангельске.

Дальнейшая судьба Галямина была вполне благополучной. В 1828-1829 гг. он принимал участие в войне с Турцией, стал полковником. В 1830-1831 гг. подавлял польский мятеж, отличился при штурме Варшавы, за что был награжден золотой шпагой. В 1832 г. Галямин перешел на гражданскую службу, и был назначен директором Императорского фарфорового завода. Вышел в отставку по болезни в 1848 г. и умер в 1855 г. в Петербурге.

Находясь в 1825-1826 гг. в ссылке в Лапландии, Галямину, как специалисту-топографу, была поручена очень ответственная работа — участие с российской стороны в решении многовековой проблемы по демаркации границы на спорной территории в Лапландии между Шведско-Норвежским королевством (Финляндия входила тогда в состав Шведско-Норвежской унии, королевства) и Российской империей. И хотя в качестве награды за успешное участие в этом мероприятии В.Е. Галямин получил орден Меча от шведского короля, в России его имя «проклинали» долгое время. Подойдя в известной степени формально к своей миссии и не познакомившись с реальным состоянием дел, не удосужившись даже осмотреть местность, где будет проходить государственная граница после заключения договора, Валериан Емельянович согласился на все условия нашего северного соседа по прохождению границы в Лапландии.

С «подачи» В.Е. Галямина 2 (14) мая 1826 г. в Санкт-Петербурге результаты этих переговоров реализовались в соответствующей конвенции, подписанной Российским правительством и Шведско-Норвежской унией. Это событие ещё долго вызывало недовольство архангельской губернской администрации, в чьём ведении находилась тогдашняя территория Русской Лапландии.

«Относительно деятельности Галямина Кольский земский суд в 1828 году доносил Губернскому Правлению следующее. По приезде в этом году Кольского исправника Кривковича на старую границу, лопари Нявдемского и Пазрецкого погостов единогласно объявили, что они в бытность подполковника Галямина в оба раза, т.е. в 1825 и 1826 годах, старались показать ему старую границу и просили рассмотреть оную подробно; но Галямин не обратил на сие никакого внимания и далее стоящей по р. Паз-реке церкви Бориса и Глеба в первый раз, т.е. в 1825 г. нигде не бывал; проходили же для проведения нынешней черты с нижней шведской стороны и с верхней от р. Ворьемы только одни норвежские комиссары и присоединились к Галямину у означенной церкви. В следующий же 1826 год, он, Галямин, «до постановления пограничных теми же комиссарами знаков, все время находили[сь] в местечке Васин норвежского владения. Сообщая эти сведения генерал-губернатору, Губернское Правление обращало также внимание на то обстоятельство, что с снятых при разграничении планов Галямин не оставил никаких копий ни в Архангельске, ни в Коле.

Неудивительно, поэтому, что Архангельский губернатор Бухарин в своем представлении министру внутренних дел от 14 июня 1828 г за № 1301 писал, что разграничение, произведенное Галяминым, послужило только поводом «к насильственному завладению со стороны норвежских жителей даже общих (с русскими) рыбных ловель»; что, не доверяя этому разграничению, он испрашивал у генерал-губернатора сведений, на которых основывался при разграничении подполковник Галямин, и ответ генерал-губернатора только подтвердил, пишет Бухарин, «сомнение его о деле, как кажется, пренебреженном в здешнем краю» и доказал «неведение здесь весьма интересного действия Галямина» (Чулков Н.О. К истории разграничения России с Норвегией // Русский архив, 1901, Кн.1. С. 157).

Видимо, неудача В.Е. Галямина на ниве «государственного служения» стала возможной причиной забывчивости его имени, которая была перенесена на всю деятельность этого незаурядного человека, включая его художественное дарование, а зря. Не будучи лишённым художественного вкуса, он понимал толк в живописи, занимался ей сам. Так, направляясь в 1925 и 1826 гг. по пути на Кольский полуостров и обратно, В.Е. Галямин провёл некоторое время в Архангельске, тогдашней столице Русского Севера, где написал ряд акварелей, запечатлев на них город того времени. Стиль его акварелей очень напоминает западноевропейскую манеру письма — отображения городских сцен, панорам и значимых объектов. Хотя его картины — очень важный исторический документ, позволяющий судить об облике «официальных и присутственных» мест Архангельска, в них есть немало внесённых автором «фантазий», свойственных его романтической натуре. Увы, кроме представленных в данной статье, других его произведений на северную тематику разыскать не удалось, как и оставленных им воспоминаний о своей деятельности, если они, конечно, существуют. Замечу, что его кисти принадлежат ещё и несколько акварелей, посвящённых царским владениям под Петербургом.

На одной из акварелей «архангельской серии» художник по-своему представил столичный центр города – пересечение Троицкого проспекта и Воскресенской улицы. Слева видна часть гостиного двора, вдали справа – шпиль колокольни и купол Успенской церкви (той, что сейчас построена заново на углу Набережной Северной Двины и улицы Логинова (бывшей Успенской)), а ещё правее – высокое здание сахарного завода купца Брандта.

Видимо, в этой работе живописец захотел показать эту часть города по-своему, поскольку перспектива в левой части акварели явно нарушена. Могу предположить что, находясь под влиянием ярких картин природы, виденных в Лапландии, где куда ни глянь синеют горы и водная гладь, художник решил «добавить» эти элементы ландшафта в панораму Архангельска. С той точки, где находился Галямин, Северная Двина не могла быть видна, а он «подтянул» себя реку, да и к тому же «разместил» на левом берегу Двины холмы. Эта часть – и левый берег, и Мосеев остров, который в те годы ещё не был уничтожен весенними половодьями, и дотягивался до мыса Пур-Наволок, были плоские, без возвышенностей.

Кисти художника принадлежит другая акварель с пейзажем центральной части Архангельска. На ней мы видим знаменитые городские храмы, у живописцев это место именуется «тройником». Справа – Рождественская церковь, стоявшая на углу Троицкого проспекта и нынешнего Театрального переулка, в центре – Троицкий кафедральный собор, между собором и колокольней хорошо видно здание городского училища, а левее соборной колокольни – Михайло-Архангельская церковь (снесена в 1930-е гг.), правее собора – ныне не сохранившийся гостиный двор. И на этой акварели Галямина на левом берегу Северной Двины в дымке синеют придуманные им холмы. В действительности, эта часть двинской долины имеет ровный и плоский рельеф. Видимо, и здесь повторяются фантазии Валериана Емельяновича.

Интересна ещё одна панорама – вид Кузнечевской слободы. Её название происходит от реки Кузнечихи, впадавшей в этом месте в Северную Двину. Эта часть Архангельска в начале XIX в. представляла из себя этакое городское захолустье, окраину, оно было грязным, унылым и плохо приспособленным для нормальной жизни. Жили тут отставные солдаты и матросы, бедные ремесленники, землекопы и портовые грузчики. Троицкая церковь (1745 г.), стоявшая на углу Набережной и Четвертой улицы, сохранилась, хотя, её сильно обезобразили в 1930-е гг.

В «архангельскую серию» входит акварель, на которой В.Е. Галямин отобразил место слияния Кузнечихи с Северной Двиной. Хорошо видно здание Гостиных дворов, собор, и характерная крыша лютеранской кирхи. Обилие деревьев на низком берегу реки говорит о ещё малой освоенности этой части столичного города. В наши дни это – район Соломбалы. И здесь снова видны «горы» на левом берегу Двины! Если посмотреть на карту современного Архангельска, и попробовать определить то место, где тогда работал художник, оказывается, что сейчас это место находится посреди реки. В начале XIX в. на этом месте был большой Мосеев остров, куда любили приезжать на лодках архангелогородцы. Были там и пастбища для скота, и парк для гуляний, позднее была построена лесопилка. В течение XIX в. Мосеев остров размывался двинским течением, и к XX в. от острова осталась малая его часть возле завода «Красная Кузница», который, тем не менее, сохранил за собой название Мосеев остров.

Набережная Северной Двины в пределах Архангельска изображена ещё на одной акварели Валериана Емельяновича. В нижнем правом углу автор расположил Боровскую Успенскую церковь. В XVIII в. Успенская улица была последней городской улицей, за ней начинался сосновый бор. Поэтому часто эту церковь ещё назвали Боровской или Успенско-Боровской (храм уничтожен в 1930-ые гг.). Рядом с церковью на акварели – каменное двухэтажное здание. В центре картины – монументальное 5-этажное здание, в котором во время посещения города художником в нём располагался сахарный завод купца Брандта. Одно время тут располагалось городское техническое училище, а в эпоху развитого социализма – знаменитый на всю страну Центральный научно-исследовательский институт механической обработки древесины (ЦНИИМОД).

About Alexandra

Александра Горяшко, писатель, историк науки. В течение последних 35 лет – внештатный сотрудник Кандалакшского заповедника. 2008-2013 – администратор сайта заповедника. Администратор, автор и редактор сайта "Искусства и ремесла Кольского Севера". Личный сайт: www.alexandra-goryashko.net, почта: alexandragor4@yandex.ru

Leave a Reply

Your email address will not be published.

Are you human or bot? * Time limit is exhausted. Please reload CAPTCHA.