Первые художники Русского Севера. Карл Христианович фон Редер

Вторая статья из цикла, посвященного первым художникам Русского Севера.

Николай Владимирович Вехов

«Молодой человек, имеющий геогностические сведения и готовый ко всяческим лишениям»

В 1837 г. в России была организована академическая экспедиция на Новую Землю под руководством одного из известнейших в стране естествоиспытателей, ординарного академика Петербургской Академии наук Карла Максимовича Бэра (1792 — 1876). Результаты этой экспедиции в своё время были не полностью изданы, да и то лишь на немецком языке, ныне они почти не известны широкому читателю. По обычаям того времени в подобные путешествия брали художников, чтобы те запечатлевали увиденные достопримечательности «новых земель», события и многое другое. В составе экспедиции К.М. Бэра также был художник Карл Христианович фон Редер (1800-?). Его картины, вернее рисунки, хотя их часто, как было принято в старину, называли таблицами, стали первыми, достоверно отображающими Арктику и её главные природные особенности. О К.Х. фон Редере известно очень немного: он преподавал минералогию и горную технику в Технологическом институте и Санкт-Петербургском пробирном училище. В 1840 г. Редер посетил и восточные регионы Лапландии, часть которых входила в состав Российской империи.

«При разборе в 1933 г. на складе Академии Наук старых изданий неожиданно нашлись в небольшом количестве рисунки, иллюстрирующие путешествие акад. К.М. Бэра в 1837 г. на Новую Землю. Исполнены они были художником Редером (Rader), сопутствовавшим Бэру в его экспедиции. Редер, бывший в то время студентом Горного института, и вместе с тем горным чиновником СПб. Монетного двора (гиттенфервальтером), а также преподавателем рисования в школе при Монетном дворе, был рекомендован Бэру не только как художник, но и как «молодой человек, имеющий геогностические сведения и готовый ко всяческим лишениям»». Серия этих рисунков в количестве семи, переведенная на камень W. Раре в литографии Тюлева, должна была составить предназначавшийся для продажи альбом, под заголовком „К.Е. Baer’s Reise auf Nowaja Semlja”. Однако дело до этого не дошло ввиду того, что, будучи отвлечен другими работами, Бэр не дал к уже готовым таблицам необходимого объяснительного текста. Так эти иллюстрации и пролежали на складе Академии, не увидев света, 96 лет (срок на момент публикации цитируемой статьи М.М. Соловьёва. – Н. Вехов). Между тем они заслуживали другой участи. Рассматриваемые рисунки представляют собой ценный материал в ряду весьма скудных данных, имеющихся об этой экспедиции. По словам исследователя Новой Земли, А.И. Толмачева, они настолько точно воспроизводят новоземельские картины природы, что не лишены и сейчас естественно-научного значения. Но прежде всего они интересны для истории науки, как изображения Новой Земли, воспроизведенные около ста лет назад очевидцем-художником под наблюдением крупнейшего естествоиспытателя Бэра. Наконец, нельзя отказать им, по отзывам компетентных лиц, и в чисто художественном значении.

Это очень типичные для своего времени литографии с авторской акварельной окраской, весьма характерные для раннего периода литографской техники. Произведения эти представляют собой прекрасно разработанные, тонко сделанные пейзажи, несомненно свидетельствующие о незаурядном даре опытного художника-пейзажиста. Менее удавались Редеру, повидимому, человеческие фигуры, судя по группе самредов на одном из его новоземельских рисунков. Зато вид на лапландскую деревню Пялицу должен был бы, по мнению специалиста по литографии П.Е. Корнилова, занять место в ряду литографий Русского музея.

<…> Содержание исполненных Редером таблиц таково. Одна из них представляет собой стоянку экспедиции в Белом море у Лапландского побережья». Это был первый пункт отправившейся из Архангельска на шхуне «Кротов» экспедиции, которую художник запечатлел на своей картине.

Шхуна «Кротов». Художник К. Редер

«Добрались путешественники до этого пункта в самом начале июля в снежную вьюгу только через 17 дней после выезда из Архангельска. Виною этому были постоянные неблагоприятные ветры. <…> Раскраска его обращает внимание удивительной мягкостью. Архитектурный пейзаж, кресты, погосты, обрывистый берег и проч. прекрасно дают понятие об этом забытом уголке. <…> Новый мир открылся на стоянке перед взорами путешественников. В воде виды водорослей, моллюсков, ракообразных свидетельствовали уже о близости океана. На берег, в низинах лежал снег. Поднявшись на высокий берег, путешественники прошли за деревню Пялицы и увидели перед собой, пишет Бэр, как бы «море мхов и лишаев, нагло захвативших всю видимую поверхность земли, наползающих даже на карликовые березы, ширина стволов которых бывала иногда втрое больше их высоты»

Лапландское побережье. Художник К. Редер

Продолжив плавание, 16 июля на расстоянии 15 км от берега экспедиции открылись рифы и буруны невысокой, частью покрытой снегом, полосы суши западного побережья самого крупного на юге Новой Земли полуострова, знаменитой Гусиной Земли. «Новая Земля предстала перед прибывшими в виде угрюмой, скалистой страны, окруженной многочисленными утесами, частью подводными. Художник Редер изобразил открывшуюся перед ними картину, «дав очень интересную трактовку воды и пространства. Раскраска листа вдумчивая, тонкая и вместе с тем мягкая». <…> Редер нарисовал отдельно одну из наивысших вершин Новой Земли, а именно покрытую снежниками гору Митюшев Камень, на северо-западном берегу губы Серебрянки». Картина представляет собой «очень интересно поданный героический пейзаж с водной стихией, слегка в стилизации». На этой картине обращают на себя внимание четыре человеческих фигуры, из которых крайняя правая, сидящая лицом к зрителю, несомненно изображает Бэра. О том, кого представляют другие фигуры, сказать ничего вполне определенного нельзя. Лицом к зрителю может быть сидит Леман, или академический ученик Егор Филиппов, препаратор экспедиции. Может быть среди этих фигур нарисован начальник предоставленной Бэру морским ведомством шхуны «Кротов», метеоролог и новоземелец лейтенант А.К. Циволка (правильно А.К. Циволька. Август Карлович Циволька (1810 — 1839) — русский мореплаватель польского происхождения, прапорщик корпуса флотских штурманов, исследователь Арктики, участник трёх экспедиций на Новую Землю. Н. Вехов). Скорее же всего две коренастые фигуры, стоящие спиной, представляют собою поморов-моржепромышленников, ревностных участников экспедиции, Еремина и Челюзгина, спасших Циволку и его сопутчика Пахтусова от верной гибели на Новой Земле в 1834 г.

Пролив Маточкин Шар. Художник К. Редер

Войдя в устье Маточкина Шара (пролив Маточкин Шар разделяет Южный и Северный острова архипелага Новая Земля. – Н. Вехов), бросили якорь. Эту стоянку, надо полагать, и изобразил Редер со шхуны «Кротов». Здесь налево нарисована стоящая на якоре трехмачтовая ладья (правильно лодья. – Н. Вехов), по-видимому, «Святой Елисей», принадлежавшая Еремину и законтрактованная у него Бэром. К ладье направляется шлюпка с тремя членами экспедиции, возвращающимися вероятно с мыса Маточкина (правильно — мыс Маточка. – Н. Вехов)

Другой рисунок представляет южный берег Маточкина Шара при входе с западной стороны. В средней части картины изображено идущее под парусами двухмачтовое судно, надо полагать — шхуна «Кротов» .

На одной из иллюстраций Редер изобразил «семью низкорослых новоземельских самоедов в их своеобразных нарядах — малицах. Позади виднеется чума (правильно — чум. – Н. Вехов), покрытая оленьими шкурами». В отличие от других рисунков, имевших высокую степень достоверности, на этой картине самоеды изображены на фоне леса, но на Новой Земле леса нет, это же безлесная географическая зона, где распространены только арктические тундры и полярные пустыни. Видимо, изображённый на ней сюжет несёт элементы фантазии художника, или же он навеян ранее увиденным на Терском берегу Кольского полуострова вблизи селения Пялицы.

Новоземельские самоеды.
Художник К. Редер

Кстати, и сам К.М. Бэр пишет: «Не видно было на земле зеленого ковра, характерного для более южных стран. Наоборот, если такой ковер и встречался, то он был или голубым от тесно сидящих друг около друга цветов незабудок, еле поднимающихся с земли, а то и стелющихся по земле, или желтым от лютиков или чаще всего разноцветным ковром». Обращало внимание отсутствие деревьев. Виднелись лишь карликовые ивы, выставлявшие выше земли только сережки с одной-двумя парами листьев, да стелющиеся среди камней карликовыё березы. „В этой портретной работе Редер оказывается слабее, чем в предыдущих вещах перспективных. Типаж дан остро в антропологическом и этнографическом разрезе, но в смысле движения и выразительности многого недостает”.

<…> Когда Бэр с Циволкой отплыли к мысу Столбовому, Леман вместе с Редером должны были отправиться на север в окруженную высокими горами Серебряную Губу (правильно — губа Серебрянка. – Н. Вехов), ближе к Митюшеву Камню (гора Митюшев Камень — вершина возвышенностей на западном берегу Южного острова Новой Земли близ губы Серебрянки. – Н. Вехов). Выехав из-за затянувшихся сборов вечером, путешественники достигли устья Серебряной Губы лишь к полуночи. Незабываемая картина открылась нашим глазам, пишет Леман в своем дневнике». И эта панорама запечатлена на картине Редера (Соловьев М.М. Новые данные о путешествии академика Бэра на Новую Землю // Вестник Академии наук СССР, 1934, № 5. C. 38-48).

About Alexandra

Александра Горяшко, писатель, историк науки. В течение последних 35 лет – внештатный сотрудник Кандалакшского заповедника. 2008-2013 – администратор сайта заповедника. Администратор, автор и редактор сайта "Искусства и ремесла Кольского Севера". Личный сайт: www.alexandra-goryashko.net, почта: alexandragor4@yandex.ru

Leave a Reply

Your email address will not be published.

Are you human or bot? * Time limit is exhausted. Please reload CAPTCHA.