Олег Бундур “Каша с видами на море”

kasha

“Априори-Пресс”, 2013

Все произведения О.Бундура на сайте автора

Герой это книги вместе с папой и мамой совершил удивительное путешествие на необитаемый заповедный остров Великий в студёном Белом море. Три часа на двух моторных лодках их везли по морю, а потом высадили и оставили одних на этом острове. Потом через две недели вновь приехали за ними. И они там жили. Представляете? Домик на каменном берегу в 15 метрах от моря, они обедали под вековыми заповедными соснами, а у берега плавали гаги, гагары, кро́хали, проплывали морские зайцы – тюлени, а в лесной чаще за их домиком паслись лоси, неслышно и невидимо охотились рыси и росомахи, вечером на берег моря иногда выходили медведи. Ягод ещё не было и мишки искали выброшенную морем рыбу, разрывали кочки и старые пни в поисках личинок и червячков. А над морем кружили чайки, а ещё выше парил орлан-белохвост, поймав в огромные крылья, как в паруса, поток воздуха…

Это было очень интересное житьё-бытьё. И герой книжки рассказывает об этом. Я бы очень хотел пожить на таком острове! А вы?

Ваш О. Бундур

Документальный отчет с фотографиями можно посмотреть здесь >>

Ниже – повесть в стихах.

КАК МАМА СОБИРАЛАСЬ НА ОСТРОВ

Все флакончики и мази
Мама клала в свой рюкзак:
– Обойдусь без них я разве?
Согласись, нельзя никак! –

Папа ей: — Да это ж просто!
Как понять не можешь ты:
Едем мы на дикий остров,
Не на конкурс красоты.

В лодке места будет мало,
И какая в них нужда? –
– Хорошо, — сказала мама,
– Милый, прав ты, как всегда… –

Про себя: — Лесные тропы,
Это ж просто ерунда,
Вдруг медведь – а я растрёпа,
Ни за что и никогда! –

В лодке места было мало,
Разместились кое-как.
Мама крепко обнимала
Свой — с мазилками – рюкзак.

НАДЁЖНАЯ МАМА

Когда мы в море вышли,
Был ветер небольшой,
Волна – бортов не выше,
И дождик вдруг пошёл.

Закрыло всё туманом
И берег, и леса,
Сидела храбро мама
Все эти три часа

И даже задремала…
Лесник сказал нам: Да-а,
Такой надёжной мамы
Не видел никогда!

4

СТАРЫЙ КОРДОН

Дом стоит тут много лет
И никем не занят,
А когда-то был в нём свет
И лесник-хозяин.

Всё заброшено давно,
В тихом запустенье…
Мама вымыла окно,
Потолок и стены.

Двор, как новенький сиял –
С папой мы старались,
Он устал и я устал,
Наконец, прибрались.

Первый ужин во дворе
Под сосной столетней,
Рядом море в серебре,
Тихий вечер летний.

День полярный не угас,
Солнце низко светит.
Никого нет, кроме нас
В целом белом свете!

Кордон – дом, где живёт лесничий и территория, охраняемая им.

ОКОШКИ

В одно окошко – шум сосны,
А в два другие – плеск волны,
Окошко первое – на запад,
А два других – на юг глядят.
И в них влетает  моря запах,
А в то – смолистый аромат.

В ГОСТЯХ НА ВЕЛИКОМ

Наш остров Великий –
Такой многоликий!
Его обойти –
Три недели пути
По тропам звериным
Коротким и длинным,
По чащам и скалам,
Болотам усталым…
Запнёшься слегка –
Из родника
На щёки плесни-ка!
А рядом брусника,
Пройдёшься немножко –
Черника, морошка,
А если ты добрый,
А если не злюка,
Тебе на болоте
Откроется клюква!
Тут птицы и звери,
Озёра и реки,
А рядышком с ними
И мы – человеки!

ШОКОЛАД

Здесь уже три дня живём,
Мишки нам – соседи.
Мы живём – свой хлеб жуём,
Свой – жуют медведи.

Почему-то мне сейчас
И сухарик сладок,
Но, конечно, есть у нас
Пара шоколадок.

Мишки из лесу глядят,
Шепчут, между прочим:
– Что-то вкусное едят,
Вот бы нам кусочек!

Я две дольки под сосной
Положил у шишки.
Утром вышел – ни одной,
На здоровье, мишки!

ЛЕТНЯЯ ГРОЗА

Ну дела! Ну дела! –
В доме крыша протекла,
Папа бегает с кастрюлей,
Мама тазик принесла.

На дворе – ни ветерка,
В тучах море и река,
Льётся с неба, льётся с крыши,
Льётся в доме с потолка!

Эта летняя гроза
Потеряла тормоза,
Мы в воде снуём, как рыбы,
Молча, выпучив глаза.

Громыхает в тучах гром,
Даже вздрагивает дом.
Мама каплет валерьянку,
Папа каплет в кофе ром,

Говорит: — Да наплевать!
Кончит небо поливать,
Починю в два счёта крышу,
Будем жить и припевать!

ПАПИНА НАУКА

Папа песню напевал,
Папа гвозди забивал –
Ремонтировал он крышу,
Про меня не забывал:

– Ты смотри сюда, сынок,
В каждом деле будет прок,
Если так его спроворишь,
Чтоб никто другой не смог.

И тогда, сынок, с тобой
Будет за руку любой,
Все тебя зауважают…
Ой! По пальцу! Ой-ой-ой!

Папин палец посинел,
Папа песенку не пел,
Говорил он мне смущённо:
– Ты учись, пока я цел!

РАНО УТРОМ

Вдоль берега моря – гагары
То стаями, то по парам,
А нашей лагуной затишною
Гага плывёт с детишками,
В утро такое раннее
Учит утят нырянию.
Летят журавли надо мною
На озеро на лесное,
По камешкам скачет куличик
С бусинками глазами,
О чём-то кричит-куличит,
Увидел меня и замер!
Парит над волнами чайка,
Над морем она – хозяйка!
И вдруг из воды улыбнулся
И мне подмигнул тюлень.
Недаром я рано проснулся,
Удачно мой начался день!

ЛАГУНА

Ветер злится, волны бьются,
А в лагуне тишина,
Здесь, в лагуне, как на блюдце,
Жизнь подводная видна:

Рыбка мелкая – колючка –
Мельтешит у берегов,
Рыбка вовсе и не злючка,
А колючки для врагов.

Тихо красная медуза
Проплывает, как во сне.
У медузы нету пуза,
Купол только на спине.

Ой, наверное, акула!
Разбегайся, кто куда!
Это мама вдруг нырнула –
Здесь-то тёплая вода.

НЕУДАЧНЫЙ ДЕНЬ

Шёл папа унылой походкой:
Сломалась уключина в лодке,
Порвался чехол от ножа,
А в море погодка свежа,
И с леской заело катушку,
И овод куснул за макушку,
И папа – такой неулыба –
С поникшей стоял головой…
А мама: — Подумаешь, рыба,
Ведь главное, что живой!

КАМЕННЫЙ БЕРЕГ

Как будто подводные лодки
Без лоцмана шли, без проводки,
Нечаянно сели на мели
И напрочь закаменели
Да так и стоят по сей день,
И камень уже поседел…
А море всё бьётся о камни
И, кажется, что вот-вот
Они шевельнут боками
И снова уйдут в поход.

У КРОМКИ МОРЯ

То отливы, т о приливы –
Это словно вдох и выдох,
Песни моря, а мотивы
Отпечатались на глыбах.

То отливы, то приливы
И всегда два раза в сутки,
Не спеша, неторопливо,
Очень точно, до минутки.

Я сижу у самой кромки,
Море чувствую и слышу:
До чего оно огромно!
Как живёт оно и дышит.

НА ВЫСОКОМ БЕРЕГУ

Уходит самолёт за горизонт,
Последний раз сверкнули два крыла…
Здесь небо, как огромный синий зонт
И ясно видно, что земля кругла.

ЛИВЕНЬ

Целый день была жара,
Мы дошли до точки…
Ливень вдруг, как из ведра,
Или, как из бочки!

Скачут капли по волнам,
Пузырятся лужи,
Этот ливень нужен нам –
Позарез он нужен:

Ванны в скальном берегу –
До краёв до самых,
Я купаться в них смогу,
Даже вместе с мамой.

Ну, а папа закалён,
Любит на просторе,
Как и прежде будет он
Плавать в Белом море.

НЕПОГОДА

Дом стоит под соснами
На скальном берегу.
Ствол обхватят взрослые –
Я же не могу.

Что ж погода дуется?
Тучи,  неуют!
Море всё волнуется,
Волны в берег бьют.

Печь гудит голодная,
До чего тепло!
Лампочка диодная,
От неё светло.

Брызги в стёкла, ветрено
В этот поздний час…
Сосны заповедные
Охраняют нас!

НАВСТРЕЧУ ПОГОДЕ

Два дня всё дожди и дожди,
Поникли берёзы и ели…
И мама: — Погоды не жди
У моря, на самом деле. –

А папа в ответ: — Пустяки!
Ну что мы сидим целый вечер,
Погоды пусть ждут слабаки,
А мы ей пойдём навстречу! –

Разделся и в море – бултых!
От криков его – отголоски
И ветер внезапно затих,
И светлые в небе полоски.

И цвет изменился у туч,
А дождика – самая малость
И выскользнул солнышка луч,
И мама заулыбалась:

– Я вот что хотела сказать,
Тебе эти дни до отхода
Из моря нельзя вылезать,
Чтоб ясной была погода!

ДОБРЫЙ БРАТ

Папа сказал: — Холода упадут,
Во двор не высовывай нос,
Но с запада вечером ветер подул,
Тепло этот ветер принёс.

И холода нет, разошёлся туман,
Вокруг изменились краски.
Это Атлантика – океан
Теплом поделился по-братски.

ПЛАЩИ

Погода утром – синь и штиль!
Теперь плащи пора в утиль!
Под солнцем – море в серебре,
Мы ходим в плавках во дворе.
Плащи висят на стенке в ряд
И меж собою говорят:
– Хотя бы дождь пошёл скорей,
Чтоб эти – в плавках – во дворе
Надели куртки и штаны,
Чтоб снова были мы нужны!

ОПЯТЬ НЕ ВЕЗЁТ

Папа вернулся с рыбалки:
– Опять не клюёт, ёлки-палки…

Выпил чай, поел он супа
И сказал: — Ужасно глупо
Выпить чаю перед супом –
Разойдётся узел пу́па,
Или, может быть, пупа́?
Всё равно идея глу́па,
Или, может быть, глупа́?

БАРАШКИ

Скачут по мо́рю барашки,
Отсюда смотреть не страшно,
Но надо б другой погодки
Для папиной весельной лодки.

А волны лодку качали
И папа не мог вначале
К лодке приноровиться
И начал уж было злиться,

Но после барашки погладил
И с морем, и лодкой сладил!

ТРЕСКА ПОШЛА!

Папа меняет снасти,
Блёсны свои и крючки,
Но снова клюют, к несчастью,
На удочку лишь керчаки.

Но как-то во время отлива
Пришёл он, а мама спала,
Был папа такой счастливый,
Кричал он: — Треска пошла!

Мы с мамою до отвала
Наелись, кто сколько хотел,
А папе всё было мало –
Всё жарил треску и ел.

А мама сказала: — Знаешь,
Ты можешь проститься с семьёй,
Смотри, ты уже обрастаешь
Тресковою чешуёй!

Керчак – колючая рыба, похож на черноморского бычка.

КУЛИНАР

С кухнею папа был дружен
В быту ещё холостом
И здесь он готовил ужин –
Любимые блюда, притом.

Задумается немножко,
Макушку потрёт слегка
И вот вам! – С треской картошка,
Назавтра с картошкой треска.

И это вполне объяснимо
Для каждого рыбака:
Что ловится, то и любимо.
У папы клюёт треска!

И ДО МОРЯ 15 ШАГОВ

Тут меню простое наше.
И никто не будет спорить:
Нет вкуснее манной каши –
Каши с видами на море.

Под сосною столик с лавкой,
Шишка в кашу вдруг свалилась,
Каша с шишкой – очень сладко!
Но горчинка появилась.

В домик наш открыты двери,
Рядом лес, как на рисунке,
А из леса смотрят звери,
Дружно сглатывая слюнки!

СУХАРИ

Кулик на отливе кружил и кружил…
Кусок сухаря я ему покрошил,
А он всё по берегу ходит
И крошки мои осторожно обходит
Думает птичка: — Боюсь,
Съем эту бяку, а вдруг отравлюсь…
А для меня – это лакомство просто,
Всегда их беру, обходя этот остров.
У мышек, что в доме, такие же мысли:
Сегодня пакет с сухарями прогрызли!

ГЛУХАРЬ

Если в лесу ты – под ноги смотри
На кочки и буреломы,
Тут ходят по лесу пешком глухари,
Тяжёлые на подъёмы.

Он важно шагает и не спеша
И я его рядышком вижу,
Иду потихоньку за ним, чуть дыша,
Хочу рассмотреть поближе.

Захлопал он крыльями вдруг и взлетел,
Притом, не задел ни листочка.
И я полетел, и я полетел,
Ногой зацепив за кочку!

ВСТРЕЧА

Шёл я лесом с интересом,
Наблюдал за этим лесом:
Что за сосны, что за ели,
Что за птицы песни пели
И куда ручей бежит.
Вдруг смотрю: медведь лежит,
Он улёгся под сосной,
Привалясь к сосне спиной.
– Всё, конец, — подумал, — крышка!
Он расправится со мной… –
– Проходи, — сказал мне мишка,
– Я сегодня выходной!

ЗАСЫПАЮ

Засыпая, море слышу,
Шелестит во сне камыш,
Шишки падают на крышу,
Да шуршит под полом мышь.

А в лесу дремучем кошка
На охоту вышла – рысь.
Мишка спал – под ухом кочка
И проснувшись, рявкнул: — Брысь!

Тень мелькнула росомахи,
Не нарушив тишины,
Дремлет лось, рога в размахе,
Как две ветки у сосны!

Шишки падают на крышу,
Море шепчет: — Баю, бай… –
Море слышу, море слышу,
Засыпаю,  за-сы-па….

НЕ ХОДИТЕ НОЧЬЮ!

В чаще баба Яга,
В чаще старая карга,
Не ходите ночью в лес,
Баба выловит и съест!

Ну, а море ко́ргу моет
Под водой её жилье,
Не ходите ночью в море,
Натолкнётесь на неё!

Корга – подводный камень, обнажается во время отлива

НА СВЯЗИ

В это время, что б ни делал –
Всё бросай! И я привык:
Каждый вечер ровно в девять
Мы звоним на материк:

– Всё нормально, не скучаем,
Помощь ваша не нужна! –
Материк нам отвечает:
– Молодцы! А как волна?

– Море Белое, как праздник!
А в лесу пожаров нет. –
– Ну, тогда, друзья, до связи,
До свиданья! Всем привет! –

Вот и всё. И снова замер,
Отключился материк.
Он для острова, как мама,
Как питающий родник!

ОГОРОД

Увидал во дворе пару грядок
И привёл эти грядки в порядок,
Землю я распушил
И посеять решил
То, что в домике было – редиску.

Уплывём мы отсюда домой,
Огород тут останется мой
И редиска моя,
И зайчишек семья
Вдруг из леса прискачет – тут близко.

Скажет заяц-отец:
– Ах, какой молодец
Тот мальчишка, что сеял редиску!

БЛИНЫ

Мне приснились блины,
Что я ем их в обед,
Мне приснились блины –
Их в помине тут нет.
Ем с тушёнкой лапшу,
Молча ем, не ропщу….
Ах, скорее бы спать,
День ужасной длины,
Может, буду опять
Я во сне есть блины…

ОРЛАН-БЕЛОХВОСТ

Орлан-белохвост всё парит в вышине –
Опять на охоту вышел…
О, как бы хотелось подняться и мне,
Как этот орёл, даже выше.

Расправил бы я два огромных крыла,
И зрение стало бы острым,
Увидел бы в море, как рыба плыла,
Увидел бы сверху наш остров.

Увидел оттуда, какая трава,
Какая прозрачная речка,
Увидел бы, как папа колет дрова,
Как возится мама у печки.

Парить бесконечно я в небе готов,
Но вкусные запахи плыли
И мама мне крикнула: — Ужин готов!
Спускайся и мой свои крылья!

ПАПА ВОЗМУЩАЕТСЯ

Мы по берегу идём,
А барашки – по волнам.
– Очень славный водоём! –
Вдруг сказала мама нам.

– Разве можно так о нём?
Что за странные слова?
Если море водоём,
То и лес тогда дрова!

РАЗНОГЛАСИЯ

По цветам гуляет ветер,
Дует слева он и справа…
Мама скажет: — Разноцветье. –
Папа скажет: — Разнотравье. –
Дождик в стёкла с переливом,
Маму этот дождь тревожит:
– Ах, какой ужасный ливень! –
Папа ей: — Да просто дождик.-
Приготовит мама пшёнку
И туда тушёнки массу.
Папа скажет: — Вновь тушёнка! –
Мама: — Что ты! Это мясо. –
Вот такие разногласья,
Но в одном они похожи –
Папа: — Я с тобою счастлив! –
Мама: — Я с тобою тоже!

РАЗГОВОР

На ветке две вороны чёрных
До капли схожие – цвет в цвет….
Одна прокаркала о чём-то,
Вторая каркнула в ответ.
Потом немного помолчали
И головами покачали,
Потом одна сказала: — Кар!
Вторая в тон ей тоже: — Кар!
Вновь помолчали, снова начали,
Поговорили, посудачили
И полетели на две стороны
Вороны две. А может, вороны…

СОРОКА

На сосне затрещала сорока,
Так тревожно трещала и зло.
Папа в шутку ей крикнул с порога:
– Ну, кого там ещё принесло?

Ты чего возмущаешься, злюка?
Что за мысли в твоей голове? –
А на солнышке грелась гадюка
Под сосной в невысокой траве.

Папа сделал всего лишь два шага –
Извиваясь, она уползла.
– Ах, сорока, да ты молодчага!
Знак опасности нам подала.

Стала мама испуганной очень,
Папа ей говорил: — Ничего,
Тронуть нас тут никто не захочет,
Если мы не тревожим его!

СТРАННЫЙ ОВОД

Он руки моей касался,
Но сидел и не кусался.
Странный овод,
Есть же повод:
Я ж из города, не местный,
Я же вкусный и полезный!
Он мне милым показался,
Он кусаться не хотел,
Просто он на мне катался,
Просто так на мне сидел.

ТРОПА

Бежала по́ лесу тропа,
В ручей упала,
А дальше нет её следов –
Совсем пропала!

Куда, понять я не могу,
Тропа исчезла?
Ведь не топиться же в ручей
Она полезла…

Потом лесничий объяснил,
Что той тропою
Лесное разное зверьё
Шло к водопою.

БЕСПОКОЙНЫЙ ПАПА

Дни тут вовсе не проходят,
А стремительно летят.
Смотришь: солнце только всходит,
Смотришь: вот уже закат.

С нашим папой просто горе,
Нет бы, просто посидеть,
Тянет он то в лес, то в море,
То на скалы поглядеть.

И сегодня папа снова
Хочет что-то показать.
Хорошо! Друзьям дворовым
Будет, что порассказать!

БАРАНИЙ ЛОБ

Вот скала – бараний лоб,
Без травы и леса,
На неё забраться чтоб,
Босиком я лезу.

И с уступа на уступ
Колотилось сердце,
И ложбинка, словно стул,
Я в неё уселся.

Подо мной внизу вода,
Надо мною солнце,
Папа вслед за мной сюда
Лезет и смеется.

Говорит: — Когда б не ты,
Не полез, наверно. –
Я гляжу с высоты,
Я здесь самый первый!

ПОД СОСНОЙ

Шишка вдруг свалилась с ветки,
На волнах от солнца блики…
Жаль, что нет со мною Светки
Здесь на острове Великом.

Ей понравилось бы очень,
Мы б ходили всюду вместе
И ни Турция, ни Сочи
Не сравнятся с этим местом.

Пусть не пальмы тут, а сосны,
Но такой особый запах!
Со скалы увидеть просто
Север, Юг, Восток и Запад.

Под сосной я, как в беседке,
Море в берег бьёт волною,
Жаль, что нет со мною Светки,
Жаль, что Светки нет со мною…

КОГДА Я ВЕРНУСЬ

Весёлая белка на старой сосне
То эдак, то так повернётся…
А дома мой Кеша скучает по мне
И он меня ждёт не дождётся.

В лесу я тут разное видел зверьё:
Медведей и зайцев, и лиску,
Но это лесное зверьё не моё,
А кот – мой родной и близкий.

Приходит соседка к нему на чуть-чуть
И с ним посидит немного,
Он ночью, наверно, не может уснуть
И ходит весь день одиноко.

Когда  я вернусь – тут же он на плечо!
Такой дорогой и славный,
И станет щеке моей горячо,
И станет на сердце сладко!

ЗАПОВЕДНАЯ ЖИЗНЬ

Остров наш – заповедная зона –
Не один в Белом море такой!
Всё тут тихо, как будто бы сонно,
Но обманчив он – этот покой.

Росомахи, песцы, горностаи.
Скрытой жизнью своею живут,
Лисы есть, даже волчьи стаи
Иногда можно встретить тут.

Рыси, лоси, конечно, медведи –
Остров их – единственный дом,
Мы – незваные их соседи,
Мы тут временно, мы уйдём.

Мы покинем лесов этих своды,
Не оставив золы и зла.
Им тут жить по законам природы,
Только это – уж их дела….

У НАС НА БЕЛОМ МОРЕ

Едут на Красное,
Едут на Чёрное,
На Средиземное едут моря.
А заповедные наши учёные
Крепко уверены: — Едут, а зря!

А возвратятся –
От пищи разморены
От раскалённого солнцем песка…
То ли у нас: после Белого моря мы –
Ловки, бодры и живот, как доска!

ВМЕСТО НАС

Нашли мы фигуры две прочных
Из старых сосновых ветвей
И мама сказала: — А точно,
Ведь это фигуры людей! –

Камнями в скале укрепили –
Простор, синева, высота!
Они так похожими были:
У каждой рука поднята.

Уходим домой на рассвете,
У мамы слезинки из глаз…
Фигуры две странные эти
Останутся здесь вместо нас.

А остров всё дальше и дальше –
Они одиноко стоят
И нам на прощание машут
И, кажется, тоже грустят…

ДОМА

Как будто чего-то не стало,
Какая-то пустота
И папа склонился устало
Над белизною листа…

И мама невидящим взглядом
По телеку смотрит сюжет,
Мы дома, мы вместе, мы рядом,
Но всё же чего-то нет…

Вдруг папа сказал: — Слово чести!
Мы год как-нибудь проживём
И снова отправимся вместе
На остров Великий, втроём!

3

 

About Alexandra

Александра Горяшко, писатель, историк науки. В течение последних 35 лет – внештатный сотрудник Кандалакшского заповедника. 2008-2013 – администратор сайта заповедника. Администратор, автор и редактор сайта "Искусства и ремесла Кольского Севера". Личный сайт: www.alexandra-goryashko.net, почта: alexandragor4@yandex.ru

Leave a Reply

Your email address will not be published.

Are you human or bot? * Time limit is exhausted. Please reload CAPTCHA.